Уж лучше зло знакомое терпеть

О терпении и терпимости / contucordia.tk

уж лучше зло знакомое терпеть

Старый управляющий – зло знакомое и привычное. С другой стороны, если уж такое происшествие, нужно терпеть, извлекая из него посильную. Быть иль не быть - таков вопрос; что лучше, Что благородней цвет уж твердого решенья, И мысли лишь одной достаточно, Вот что может Связать решимость в нас, заставя вечно Терпеть и зло, и бедственную жизнь. . склоняла воли Мириться лучше со знакомым злом, Чем бегством к . Я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк! У меня один знакомый, тоже учёный А мы? Обрили уже! Чем больше сдадим, тем лучше. И я за какой-то паршивый четырнадцать лет эта гадюка терпеть буду.

А жене вменяется в обязанность терпеть. В результате имеем картину: А жена должна молиться, терпеть и ждать, пока у дражайшего супруга искушения не закончатся. Мое мнение таково, что видеть женщин безгласными овцами хотят эгоистичные мужчины, не желающие нести ответственности за свои поступки. К ней не надо прислушиваться, с ней не надо считаться, сказал: А понадобилась — то можно вызвать ее пред свои светлые очи.

Однако, к большому сожалению, такая позиция нередко поддерживается и священством: Как будто у женщины только один орган — терпелка, и нет ни психики, ни нервов, ни чувства собственного достоинства, как будто она не нуждается в душевном покое и не переживает и ей все равно, что с ней сделают. На таком отношении не построить счастливой семьи. Женщина, к которой муж относится как к рабыне, никогда не будет счастлива.

Должна ли женщина терпеть? | contucordia.tk

Большая беда, горе, если мужа не интересует, что чувствует его жена, как она переносит его выходки. Внешне жена может и не выражать своих переживаний, чтобы не обострять обстановку, но душа у нее может быть одной сплошной раной. Ни о какой любви не может быть и речи в таких семьях. Любые чувства погибнут от ледяного дыхания презрения и отчуждения. Не достигают Царствия Небесного, шагая по головам ближних.

Невозможно иметь права и при этом не иметь обязанностей. Терпеть и смиряться должны и мужчины, и женщины. Да, женщина должна уважать мужа, но муж должен любить свою жену. Любить, а не относиться к ней, как к существу второго сорта, как к недостойному существу. Впрочем, и сами женщины должны полюбить себя и не позволять так относиться к. Терпение, безусловно, относится к добродетелям, но в добродетели необходимо показывать разум 2 Петр.

Лучше терпеть зло, чем причинять зло.

Трагизм таких ситуаций еще и в том, что дети воспринимают их как норму. Сама атмосфера семьи, где муж так относится к жене, весьма травматична для детской психики.

В итоге у мальчиков впоследствии может сформироваться точно такое же отношение к женщинам, они могут усвоить, что пренебрежительное отношение к женщине — норма, что женский пол ничего, кроме презрения не заслуживает. У девочек может возникнуть страх перед браком и перед мужчинами. Выросшие с забитой, презираемой матерью, они потом не смогут создать собственные благополучные семьи, не имея доверия к мужчинам. Люди не должны страдать в браке, семья должна быть для нас опорой и крепостью, а не ареной для гладиаторских боев.

уж лучше зло знакомое терпеть

В чем проявляется нетерпимость? Однажды, например, пришлось наблюдать такое: Досталось и его маме: Никому до этого дела нет — кроме ее соседки, которая, видимо, не настолько погружена в молитву, чтобы не успевать следить за чужими ногами: Вы находитесь в храме. Это неуважение к Богу! Наверное, этих строгих прихожанок нельзя осуждать и можно понять: Их задевает то, что представляется им неблагочестивым, неблагоговейным, их травмирует нарушение правил — подлинных или надуманных, но правил — которые они приняли как правила своей жизни и которыми, как стеной, защищаются от жизни враждебной.

Но при этом требовательные прихожанки не осознают, что сами ранят других людей, и ранят подчас жестоко — ведь в церкви, в храме человек беззащитен.

The most awkward moment Ive ever seen.

Нехватка любви… Но не только в ней причина нетерпимости. Для того чтобы увидеть ее глубже, лучше всего обратиться к себе самой, к тому самому бревну в собственной глазнице. Моя нетерпимость проявляется иначе, чем нетерпимость упомянутых выше женщин. Я бываю нетерпима, когда сталкиваюсь с непониманием, с заблуждениями людей — чаще всего моих старых друзей и коллег — относительно Православия и Церкви.

Ну раздражает меня, понимаете, раздражает упорствование в невежестве! Я переболела всеми болезнями гордого интеллигентского сознания, я хворала ими не год и не два.

Да, я выздоровела — в том, по крайней мере, смысле, что в Церковь пришла, — но так поздно, что вряд ли могу быть судьей чужим опозданиям, хотя бы и непоправимым. Однако я забываю про это, и, когда возникает спор, веду себя столь агрессивно и нетерпимо, что могу великих дров наломать. По крайней мере двух своих старых подруг я уже ранила, и довольно ощутимо. А ведь они в свое время помогали мне, поддерживали, были очень мне нужны! Теперь я забываю их щадить — а почему забываю?

Откуда она, моя нетерпимость в подобных случаях, в чем ее причина? В моей любви к Истине, в ревности по ней? Болезненная реакция на чужие высказывания может быть связана с неосознанной неуверенностью, с малодушием, с маловерием.

уж лучше зло знакомое терпеть

Причина — в каком-то моем собственном внутреннем неблагополучии, которое мне не удается пока понять. Но не меня одной это касается. По крайней мере часто, если не всегда, истинная причина нашего нетерпимого, жесткого, резкого поведения, нашей агрессии — не в личном нашем благочестии и благоговении и не в любви к Истине.

уж лучше зло знакомое терпеть

Истинно благоговейный человек, кстати, не станет шуметь в храме; да и в частном разговоре постарается внутренний свой храм не осквернить, не впустить в душу раздражение и злость.

Причина в другом — во внутренней нашей ущербности, которая ищет компенсации; в душевной и духовной неустойчивости; а у кого-то, возможно, — в скопившейся обиде на людей, в неудовлетворении собственной жизнью, в затаенной несчастности. К вере все приходят искренне, ни в чьей искренности здесь сомневаться не.

Но беда еще и вот в чем: Тут-то и подстерегает нас, как мне кажется, ловушка: Я знаю людей — не много, но знаю, — которые, придя к вере и воцерковившись, сознательно избрали для себя очень строгую жизнь. Они начинают и завершают день долгим, подчас монашеским правилом, неуклонно соблюдают все посты — тоже по монастырскому уставу куда мне до этого! Нередко их благочестие — в данном случае подлинное, идущее от сердца — выражается и во внешнем виде: Но вот что интересно: Они совершенно спокойно и вполне доброжелательно относятся к тем своим братьям и сестрам, которые не следуют или не во всем следуют их примеру.

У них, у этих моих воистину благочестивых знакомых, есть, как я заметила, правило: